На сайте компании вы можете быстро выбрать и купить диплом без предоплаты

05.06.2012
Стратегический директор Лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher рассказал порталу “Новый бизнес: социальное предпринимательство” о том, что способно объединить российское общество и дать жизнь новым социальным инициативам.

Некоторые европейские государства иногда называют “странами победившего социализма”. В таком определении есть лишь доля шутки. Насколько, по-вашему, социальное благополучие, подобное европейскому, достижимо для России?


Я очень люблю Европу. За последние двадцать лет я объездил всю ее на машине, побывал во многих маленьких городах и деревеньках. Я пришел к выводу, что все, чем мы так восхищаемся: хорошие дороги, красивые дома, газоны и цветники, вкусная еда, да и в целом налаженный быт и высокая культура, в том числе и культура потребления, – все это создано трудом представителей среднего класса, небольших местных общин. Живущие в них люди – настоящие хозяева своей земли. Сравнивая и анализируя их уклад с тем, как устроена жизнь в России, я понимаю, что ничего подобного у нас нет.

Почему же мы не владеем в полном смысле слова тем, что вроде бы нам принадлежит?

Проблема в том, что в нашей стране никогда не было и вряд ли когда-либо будет сформировано такое, как на Западе, уважение к частной собственности. Одним из главных драйверов всех западных революций и связанных с этим социальных переустройств было право человека на собственность. У людей сформировалось убеждение: есть что-то, что принадлежит тебе незыблемо, при любых обстоятельствах. У нас же политический и социальный климат всегда был переменчив и всякий мог в одночасье лишиться того, чем владеет. Даже при наличии защищающих собственность законов у наших сограждан отсутствует вера, что твое – это действительно твое.

Иными словами, опираться на западный опыт нам не стоит?

Нам надо строить не юридическую систему, а систему определенных взаимоотношений между людьми. Наша работа в столице и регионах показывает, что многие молодые люди готовы работать не только ради собственной выгоды, но и на благо общества. Мы видим свою задачу в том, чтобы создать инфраструктуру, открыть новые возможности для такой работы.

При этом в роли собственника, хозяина, в России должен выступать не отдельный индивид, а местные сообщества, общественные и некоммерческие организации. Это гораздо ближе нашему общинному сознанию, чем капиталистические идеалы. Именно некоммерческие организации, как мне кажется, должны оказаться в центре общественной жизни России, именно они должны курировать все социальные проекты.

Третий сектор во всем мире – не жалкий дотационный придаток государства, а серьезная самостоятельная сила. В идеале государство должно делегировать третьему сектору право самостоятельно “рулить” социальной сферой. Но делать это нужно постепенно, получая положительную оценку своей деятельности со стороны общества.

Ему и должна принадлежать ведущая роль в новом социальном общественном договоре?
Новый социальный договор в моем понимании – это инструмент, способный предложить обществу некую моральную, этическую модель, новую логику развития, с которой будут согласны все. Необходимо найти точки соприкосновения интересов разных социальных групп. Да, у каждой из них есть свои задачи и свои выгоды, но есть и то, что их всех объединяет, примиряет и становится почвой для компромисса.

Претворять в жизнь общественный договор действительно будут представители третьего сектора экономики. Я имею в виду саморегулируемые НКО, собранные в единую сеть по всей стране. В рамках разработанной нами системы “экономики заслуг” эти организации будут учитывать общественно полезные дела юридических лиц и отдельных граждан. Речь идет только об учете и регистрации, разрешительных и запретительных функций у них не будет.

Будет ли в этом случае государство контролировать принятие решений в социальном секторе?

Ситуация должна быть прозрачна для государства. С позиции государственной власти требуется соблюдение законности. Чиновники будут осуществлять контроль за всеми процессами в стране, а решения относительно того, какие проекты первостепенны, на что расходуются средства и т.п., должны приниматься общественными советами. Граждане сами могут договориться о том, как им усовершенствовать социальную сферу.

 

“Банк заслуг” – это технология заключения нового социального договора. Это система, учитывающая социальные инвестиции (выраженные в деньгах, товарах или волонтерских часах), которая позволяет объединить ресурсы на реализацию социальных проектов, а впоследствии оценить произведенный этими проектами социальный вклад, в результате чего и возникают заслуги.

Как будет оцениваться вклад каждого человека в общественное благо?

Мы разработали для этого систему, которую называем “банк заслуг”. Ее принципы состоят в том, что ни эксперты, ни чиновники не вправе определять, что является безусловной заслугой и общественным благом, при этом каждый человек может проголосовать, что является заслугой для него (высказывания происходят только путем голосования, а значит, нет возможности спорить). Стать участниками проекта могут люди с любыми компетенциями и способностями. При этом, чтобы быть услышанным, нужно вносить свой вклад в деятельность на благо общества.

Когда эта система построена, остается только учесть социальные вклады людей и их социальный вклад = благодарность общества = количество заслуг. А выявив заслуженных, предоставить им максимальные возможности и преимущества, например налоговые и коммунальные льготы, получение выгодного кредита или госзаказа…

К тому же сегодня у нас не существует платформы, где бы политики, чиновники, корпорации, общественные деятели и все те, кому важны общественная оценка и общественное мнение, могли бы предъявить свой социальный вклад и его результаты. Сегодня нам крайне необходим понятный и прозрачный механизм учета социальной активности (социальных инвестиций).

А “регистрация” добрых дел будет находиться в руках общественных движений?

В нашем понимании учет должен вестись конгломератом НКО, каждая из которых с помощью социальных проектов подтверждает свое право на участие в этом процессе. В ядре будут находиться известные, уважаемые НКО, которые существуют давно и имеют безупречную репутацию. Другие организации сначала будут набирать заслуги, а потом вступать в единую сеть по системе взаимного поручительства. Здесь все будут работать в тесной связке друг с другом. Предположим, если одна организация допустила оплошность, то отвечать будут все, в том числе и поручители.

Как быстро вы планируете построить такую систему?

Чтобы система заработала в масштабах всей России, потребуется около десяти лет, а чтобы достигла расцвета, примерно двадцать.
Количество участников системы со временем будет расти как снежный ком. Пока же важно понять, какие организации будут находиться в его ядре. Мы уже сотрудничаем с фондами “Милосердие” и “Подари жизнь”. На базе таких организаций, с некоторыми из которых уже достигнуты предварительные договоренности, мы и планируем строить систему.

Лепта – древнегреческая мелкая монета. В евангельской притче Христос говорит о том, что пожертвованная бедной вдовой монета оказывается ценнее, чем внесенная богачом крупная сумма. Отсюда пошло выражение “внести свою лепту”. В “экономике заслуг” так называется виртуальная единица, с помощью которой измеряется вклад человека или организации в общественное благо. Использование именно этого понятия подчеркивает, что добрые дела не могут оцениваться исключительно с материальных позиций.

 

Система учета будет электронной?

Действительно, для учета вклада каждого участника создается электронная платформа “банка заслуг”. В ней также используется лепта (единица измерения), равная затраченному времени или определенному эквиваленту в материальном выражении.

“Банк заслуг” будет действовать на общефедеральном уровне, помимо этого, он имеет два направления – территориальное и корпоративное. Корпоративный “банк заслуг” – это инструмент по формированию корпоративного гражданства, который увязывает  корпоративную социальную ответственность компании,  программы волонтерства и мотивацию персонала. Территориальный “банк заслуг” помогает объединить на одной территории жителей, местные власти, предпринимателей и добровольцев ради достижения их социального благополучия по принципу “менеджмента интересов”.

На принципах учета заслуг (лепт) также будет основана деятельность и Фонда социальных инвестиций, который мы сейчас создаем для работы в местных сообществах.

Существуют ли у нас эти местные сообщества, насколько они активны, готовы ли они инициировать новые проекты и брать на себя ответственность за их реализацию?

Все это есть, но пока в зачаточном состоянии. Нужно приучать людей к самостоятельности. И здесь было бы полезным партнерство с властью, которая должна предоставить гражданам свободу действия. Но делать это нужно поэтапно. Надо переходить от модели, при которой для того, чтобы убрать улицу, жители пишут письмо сначала главе своего района, потом – города, области, округа, государства и т.д. (а за это время мусор превращается в свалку), к системе, при которой, если жители собрались и сами убрали улицу, они получают возможность навести порядок, например, в городском парке. Если они доказали, что в состоянии и это сделать, то получают дополнительные средства. Т.е. чем больше они показывают результатов, тем больше ресурсов и полномочий становятся для них доступны.

Каким вы видите социальное предпринимательство в России?

Основной принцип экономики заслуг: чем больше пользы приносишь обществу, тем больше получаешь для себя.



Для меня социальным является тот предприниматель, у которого есть “социальные очки”, то есть заслуги перед обществом. В этом смысле совершенно не важно, чем именно он занимается и контактирует ли в ходе своей непосредственной деятельности с незащищенными слоями населения. Главное, что человек, занимаясь бизнесом, приносит пользу окружающим. Он может вкладывать свой труд в социальные проекты или отдавать на их осуществление часть прибыли (или всю прибыль – это не так важно). Существовало множество попыток определить, что именно представляет собой социальная составляющая, но единого мнения на этот счет до сих пор нет. Думаю, что обычная логика бизнеса и товарно-денежных отношений здесь неприменима. Труд на благо общества – явление другого порядка и подчиняется другой логике.

Итак, социальный предприниматель – это тот, кто приносит пользу обществу, то есть конкретным людям, чаще всего какой-то группе на определенной территории, будь то городок, завод, детский дом. Подобные предпринимательские проекты обычно бывают четко локализованы. Такой бизнесмен строит свою деятельность на отношениях с окружающими людьми. Его уважают, ценят, поощряют, потому что он у всех на виду. Это самый прочный и надежный вид бизнеса, потому что он укоренен в сообществе и строится на связях с его членами. Предприниматель вкладывает что-то в общественное устройство, а общество выдает ему “кредит доверия”, повышая его статус и защищая его интересы.

Получается, что он и социальный инвестор, и одновременно объект социальных инвестиций?

Да, безусловно. Ты можешь инвестировать в благотворительность, можешь сам участвовать в проекте, т.е. тратить на него свое волонтерское время, а можешь инвестировать в предпринимателя, который расходует свои ресурсы и время на социальную деятельность. Это разные типы социальных инвестиций. Тогда социальный предприниматель отдает свои ресурсы для участия в общественной жизни, и это предоставляет ему возможность получить необходимую социальную инвестицию.

А что “экономика заслуг” дает обществу здесь и сейчас?

На сегодняшний день система уже дала двум миллионам россиян гуманитарную помощь и организовала более 23 тысяч волонтеров на участие в социальных проектах, позволила социальным предпринимателям получать заказы крупных корпораций.

Интервью подготовила автор портала "Новый бизнес: социальное предпринимательство" Ирина Крейнина

Комментарии:0
Только авторизированные пользователи могут оставлять комментарии.
Войти используя:                    
 

Все публикации

Следите за нами Вконтакте Facebook LiveJournal RuTube YouTube
© Учреждение культуры
«Клаудвочер»
При перепечатке следует указывать источник
Программирование — «Potapov studio»